ботаник

Гастрономия и религия

Понял, что умру, если вот прямо сейчас не съем картофельных котлет. Нет, я не люблю картофельные котлеты, более того - я их недолюбливаю, но вот прямо сейчас - умру.

Делать нечего. Оделся, спустился, дошел до магазина. 10 минут поисков по полкам, и вот они - лежат, мои хорошие. Но - марки "Русь Православная". Побродил еще, других нет. И как-то вдруг расхотелось мне картофельных котлет. Не то что бы я стал воинствующим атеистом, вовсе нет. Но жрать Русь православную в ночи - это совсем уж не по-христиански.

Кароч, купил пиццу.

ботаник

Коллегам

Хватит репостить и ретвитить про "журналисты, выбирайте другие профессии" и тому подобное. Особенно смешно это слышать из уст тех, кто сам едва ли не ежедневно воспевает хвалебную оду всем подряд.

На подготовительных курсах журфака занятия у нас вела пожилая женщина, много лет проработавшая в советской периодике. Она дала нам простой и дельный совет, как уберечься от цензуры. Найдите то место, где ее - цензуры - нет. И это не только Лента.ру. Детская пресса, автомобильные издания, красота, здоровье, домашний очаг, строительная тематика - список бесконечен, выбирай на любой вкус.

Зарплаты в журнале "Торговый флот" в разы меньше, чем в редакции итогового выпуска "новостей" Дмитрия Киселева (здесь без кавычек не обойтись). Зато совесть чиста. У Киселева и доплачивают вовсе не за журналистику - это надбавки за агитработу. Сменится вектор - вернетесь в большую журналистику.

Только очереди у отдела кадров узкоспециализированных изданий не наблюдается. Потому что все хотят федеральной славы, рейтингов и обязательно денег. Просто называют это "качественной журналистикой" и "высоким профессионализмом". (Здесь без кавычек, увы, тоже не обойтись).

Теперь применительно к Ленте.ру. Безусловно, это было лучшее интернет-сми страны, в каком-то смысле даже единственное. Но так уж повелось: после пика карьеры - спад и смерть. Только на моей памяти развалилось несколько замечательных редакций. И не везде причиной была политика, зато почти везде - самодурство руководства.

На историю с Лентой можно посмотреть и под другим углом. У уволившейся редакции есть отличный шанс доказать, что они круче всех. Онлайн-сми - это не газета и не телевидение. Его действительно можно делать на коленках. Для этого достаточно скинуться, снять небольшой офис где-нибудь в Медведково, закупить простенькие поддержанные ноутбуки и начать работать над новым проектом. Зарегистрировать любой домен - пусть даже "картошкасгрибами.рф" - сарафанное интернет-радио привлечет кучу посетителей уже через секунд сорок после первой новости. Достаточно на главной странице написать, что Тимченко, Поливанов, Азар и компания теперь тут.

Отожмут и этот ресурс - не беда, открывайте новое. Благо, вложения копеечные, а цена на рекламу в интернете, наоборот, все выше и выше. Имя вы себе уже создали за чужой счет, теперь докажите, что способны держать высокую планку.

В противном случае получается, что все ваши крики о независимой журналистике могут подкрепляться только огромными зарплатами, хипстерским офисом в Красном октябре и белоснежными макбуками.

ботаник

(no subject)

Перестал открываться твиттер на айпаде, отчаяние такое, а даже написать некуда. Спустя час раздумий вспомнил про жж.

А написать хотел вот что - боже, храни того человека, который придумал продавать вискарь в таре 0,2. И ему же совет - продавай в таре 0,25. Тебе все равно, а мне приятно

ботаник

(no subject)

Подслушал разговор по телефону:

- Малыш, давай в другом месте встретимся, здесь митингуют за Навального, народу тьма, не протолкнуться.

На Малой Садовой действительно было не протолкнуться. Я скромно насчитал до тысячи человек. Потом глянул в форскваере - только 500 зачекинились, значит, минимум в три раза больше.

Мне давно насрать на политику, но это уже совсем не политика. Это жизнь. Жизнь наша и жизнь страны. Поэтому я пришел. Только место неудачное, хуже не придумаешь. Узкая для толп людей пешеходная улица, которую при желании можно с двух сторон закрыть и устроить такой винтаж, что узники Болотной будут радоваться, что сидят в СИЗО. Но обошлось без откровенных провокаций.

У акции не было стержня. Поднимали вверх листовки, свистели, кричали. А толку?каждый раз, когда омоновцы выдергивали очередного участника, народ аплодировал. Странное решение, еще более странным кажутся мне попытки вырваться. У одного получилось, но тут скорее везение.

Встретил много знакомых. Очень много журналистов пришло в нерабочее время, без бейджей, аккредитаций и жилетов. Это здорово. Плохо, что пассивная часть электората все равно не ходит и все равно ничего не знает и знать не хочет. Именно на них и зиждется власть. Интеллигенция никогда не совершит революцию. А пока у нас в стране ягуары и бодяжное пиво стоят копейки, все будет как прежде.

Вот не хочу ходить на протестные акции. Не хочу, а придется

ботаник

(no subject)

Как страшно жить, понимая, что я никогда не услышу живьем Цоя или Летова. Зато условного Стаса Михайлова - пожалуйста.

Когда я вырасту и напьюсь, буду рассказывать своим и чужим детям, как подпевал Шевчуку "Свободу" и "Актрису весну". И про то, как Шевчук отказал мне в интервью, потому что была его очередь выступать на митинге.

Так мой отец мне рассказывал, как в середине восьмидесятых стоял в толпе рядом с Цоем и не знал, кто это такой. А я, спустя тридцать лет, с Ленинградского вокзала иду пешком на старый Арбат и оставляю Вите покурить.

Один полковник очень серьезного ведомства, напившись до безумия, бил себя в голую грудь и вспоминал последний концерт Гражданской Обороны. Просил меня сыграть еще раз "Все идет по плану" и "Зоопарк". Я рвал струны и орал до хрипоты.

Вчера я был на рок-фестивале. Там почти уже не осталось панков, потому что билеты за такие деньги они себе позволить не могут. Там почти не было тех групп, которые без проблем соберут стадионы. Зато там были менеджеры, и растолстевшие кумиры пятилетней давности пели им далеко не самые свои лучшие песни.

Я хотел попасть в слэм, но слэма не было. Зато был браслет в вип-зону. Можно было курить не в общем загоне, а отдельно, с фотографами и обслуживающим персоналом.

Я слушаю Летова и понимаю, что никогда не услышу его живьем. Как страшно жить.

ботаник

(no subject)

Меня часто спрашивают - как ты работаешь в криминале? Мол, не надоело, не хочется ли культурки, паркетика?
Да, работа в криминале доводит до верхней точки цинизма, когда чужое горе не воспринимается вообще. И тут не важно, журналистика это, менты или патологоанатомический кабинет. На телеке еще хуже, все упрекают - чернуха на экране, кому это надо?! Да никому не надо, но все смотрят.

Как лекарство от сердечной сухости я вспоминаю один сюжет, снятый полтора года назад. История во многом тривиальная. Коммуналка на Васильевском острове. Внучок, которому под тридцатник, грохнул бабушку. Тогда в районе был очень тщеславный начальник следственного комитета, никогда не отказывался от комментариев. Приехали, записали, долго упрашивали разрешить подснять задержанного в местном изоляторе. Договорились, поехали в отдел, где когда-то мне шили административку за распитие крепких спиртных в неподобающих местах.

Нас предупредили, что у внучка проблемы с головой. Не в смысле, что буйный, просто имбицилизм как диагноз значился в медкнижке. Бабкоубийцу обещали привести к нам в комнату для допросов. Выкрашенные блевотно-зеленой стены, стол, два стула, батарея и решетка на окне первого этажа.

Я не смотрел "Чужого", но вряд ли внучок был симпатичнее главного героя блокбастера. Непропорциональные телу конечности и голова, глаза на выкате, выступающие вперед редкие зубы; руки, трясущиеся в неестественной позе. Для нас это мог бы быть шок, но это был ад.

Он, думаю, так и не понял, что к нему приехало телевидение. В очередной раз задавали вопросы - он отвечал. Больше всего волновался за кошку. Она осталась одна, соседи по коммуналке ее терпеть не могут и наверняка выкинут на улицу. Про бабку он даже не вспоминал.

Я попросил рассказать про себя. Жил с мамой и бабушкой, на улицу почти не выходил. Когда-то поступил на истфак большого универа, но учиться не смог. Мамы не стало полгода назад. Дома осталась кошка.

- а что с бабушкой?

- бабушка... Она умерла... Я ее убил...

В его ужасных глазах читался страх, паника, печаль. Печали, искренней печали больше всего.

Тщеславный следователь рассказал еще раньше. Бабушку он задушил капроновыми колготками черного цвета. Она тоже была не в ладах с головой и носила колготки вместо шарфа. Старуха споткнулась и упала. Внучок, похоже, пытался поднять бабку и тянул за обмотанные вокруг шеи концы. Смерть наступила от удушья, потом написали в заключении медэксперты.

Когда увозили тело, внучок держал кошку, чтобы не убежали в открытую дверь. Когда пришли с арестом, он был дома и не сопротивлялся.

Соседи, наверное, выбросили кошку.

Мы с оператором вышли из отдела полиции молча и сразу закурили. На фоне двери и флага России я записал свой самый тяжелый стенд ап в своей жизни.

ботаник

Протест от скуки

Решил, сам не знаю зачем, оживить ЖЖ.

Сегодня впервые за полтора года сходил на политический митинг. Свободное время было, от работы недалеко, погода прекрасная, да и старых знакомых можно встретить. Марсово поле как площадка для Гайд-парка вполне удачное место, если не зацикливаться на историческом факте, что это считай кладбище. Впрочем, мне все равно. Я даже спикеров не слушал. Так, потусовался.

Я шел со стороны Троицкого моста. Навстречу мне пробежали на высоких каблуках несколько студенток соседнего института культуры с пивными бутылками в руках. Девушки, скорее всего, хотели бахнуть на свежем воздухе, а тут народ, милиция... Ну ничего, в Летнем саду много скамеек.

За 15 минут до начала раздавали гелевые шарики с напечатанными лозунгами. В очередь выстроились не столько протестующие, сколько бабушки с детьми. Жуткая картина - идет такой несмышленный ребенок по Невскому, на шарике красуется "Свободу политзаключенным", навстречу наряд полиции, хоп, несогласованное шествие...

Пять минут до начала. Из колонок доносится популярная на обоих полюсах политтусовки песня группы "Гопота" про Милонова и в этот момент через колонну проходят цепочкой бойцы ОМОНа. Вроде, и совпадение, но песню организаторы выключили на середине.

Со сцены перечислили поименно политзаключенных, неизвестные в массе выступающие проскандировали привычные лозунги, толпа вяло похлопала. Протест превратился в привычную тусовку, куда можно придти постоять, поболтать. Нет задора в глазах митингующих. Все привыкли.

В конце в воздух взлетели воздушные шары. Если бы я был корреспондентом Первого канала, под эту картинку написал текст в стиле "вместе с шарами улетучилась и надежда участников митинга на выполнение их требований".

ботаник

(no subject)

Поскольку сейчас изучаю рынок жилья и всякие связанные с этим ипотеки, автоматически добавленную фотоиллюстрацию к этой новости считаю политически обоснованной.

ботаник

(no subject)

Этот текст взорвал мой мозг.

"Синяя птица счастья в виде собственной квартиры только мерещится нескольким миллионам россиян во сне и наяву: заполучить пресловутого журавля в небе совсем непросто, а довольствоваться синицей в руках — проживанием на птичьих правах в чужой собственности у многих людей уже нет сил. Нерешённый квартирный вопрос в России — это тот бич, который подстёгивает людей на резкие, необдуманные поступки, он способен посеять смуту в обществе и вызвать протесты против власти."

Взято тут
ботаник

(no subject)

Не могу не процитировать. Те, кто сотрудничал в Петербурге с криминальной полицией, узнают почерк.

Орфография и пунктуация сохранены.

В результате произошедшего столкновения и этой нелепой аварии у обоих названных легковых автомобилей сильно оказались разбиты передние части и обильно растекся голубоватыми струйками по заснеженной земле тосол из раскореженных радиаторов «пострадавших» машин.

Водитель «БМВ» внешне держался даже очень хорошо, прихлебывая чай из металлической кружки, но все это было обманчиво, в душе, наверное, образно говоря, кошки скребли, материальный то, урон нанесен все-таки приличный…

Другой водитель – гастарбайтер из Таджикистана, плохо говорящий по-русски, торопился на работу, и вот настоящему попал в неприятности, совершив это тяжелое дорожно-транспортное происшествие.